Машины ИЖ 2125 ИЖ 2125 Рыжий ИЖ 2125 Рыжий

Хорошо забытое старое

Дальше территории завода ИЖ-19 на испытания не ходил и нигде не демонстрировался. Одно время на него даже установили импортную АКПП — для пробы. В июле 1976 года была подана заявка в Комитет по делам изобретений и открытий при Совете министров СССР. Двадцатого декабря 1976 года этот комитет удостоил группу дизайнеров и конструкторов, принимавших участие в создании ИЖ-19, «Свидетельства на промышленный образец» № 6862. Впрочем, аналогичные свидетельства до этого получили авторы ИЖ-13 и ИЖ-14. Увы, официальное признание аутентичности созданных «промышленных образцов» на их судьбу повлиять не могло.

ИЖ 19 Старт

И все-таки труд ижевских энтузиастов не пропал даром. Видимо, регулярные инициативы снизу «допекли» руководство обоих министерств, и в конце 1975 года ИжАвто все-таки получил заказ на разработку нового легкового автомобиля. Правда, на первых порах речь шла лишь об оригинальной (то есть отличной от АЗЛК) версии модернизации М-412. Однако вскоре, благодаря стараниям неофициально курировавшего «Ижмаш» секретаря ЦК КПСС Д. Ф. Устинова, госзаказ несколько видоизменился. Конструкторам предстояло разработать автомобиль малого класса с объемом двигателя 1600 см3, классической компоновкой и кузовом «хэтчбек». Использование узлов и агрегатов «Москвича-412» приветствовалось.
Ситуация сложилась щекотливая. По сути, техническое задание описывало недавно созданный и уже забракованный заказчиком ИЖ-19. Но забракован-то он был не в связи с какими-то врожденными пороками, а просто из-за «внеплановости» этого автомобиля. Теоретически ничего не стоило сделать кузов ИЖ-19 чуть менее экстравагантным и представить опытный образец как новый прототип, изготовленный в рамках госзаказа. Но по этому пути не пошли. Во-первых, заказ предполагал соответствующее государственное финансирование. Выделенные на проект средства необходимо было «осваивать», то есть вкладывать в некие творческо-производственные процессы. «Освоение» средств требовало отчетности — сколько, куда и зачем пошло. Но не то это было время и не те это были люди, чтобы просто симулировать кипучую деятельность ради «отмывания» казенных инвестиций.

А во-вторых, деятельные ижевские конструкторы и художники решили воспользоваться выпавшим им шансом. Раз в кои-то веки государство финансирует проект, и это позволяет сколачивать новые творческие группы,закупать необходимые материалы и т.д., значит, следует использовать открывшиеся возможности по максимуму — не водить хороводы вокруг ИЖ-19, а двигаться дальше, создавать нечто новое. Разработка совершенного (для тех лет), компактного и в то же время вместительного, простого в управлении и обслуживании, а также достаточно комфортабельного и динамичного автомобиля потребовала слаженной работы всех подразделений — компоновщиков, дизайнеров, конструкторов, испытателей и работников опытного производства.

Проектированием облика базовой модели нового семейства занимались дизайнеры В. А. Савельев, А. П. Зорин, В. Г. Зорин, Б. М.Аверьянов и А. С.Палагин.
Довести «классику» до совершенства взялся коллектив молодых конструкторов под руководством Владимира Арамаисовича Абрамяна. Особая ответственность на данном этапе создания новой машины легла на сотрудников бюро общей компоновки, возглавляемого Б. В. Бурделовым, под руководством которого нереализованный потенциал «классики» искали ведущие конструкторы И. П. Гончар, Н. С. Левин, С.Задворных и другие.

ИЖ 19 Старт

Нетрудно заметить, что многие из перечисленных выше специалистов работали над ИЖ-19. И неудивительно, что макеты
и прототипы переходной серии, на которых в 1976-1977 годах были опробованы многие компоновочные решения, получили обозначение ИЖ-19-01, ведь в их основе лежал ИЖ-19 «Старт».

Впоследствии прототипы этого проекта обрели имя собственное — «Орбита». В 1990 году ИЖ-2126 удалось довести до производства по обходным технологиям. Едва ли чиновники автопрома, рекомендовавшие «Орбиту» к массовому выпуску, подозревали, что фактическим «предком» этой машины является забракованный ими 15 лет назад ИЖ-19.

Интересные находки

Особой беды в необходимости опираться при создании новой машины на платформу «Москвича-412» в то время никто не видел. В 1970 году «четыреста двенадцатые» заняли третье место в командном зачете ралли-рейда Лондон-Мехико. Кроме того, в их активе второе, третье и пятое места в африканском ралли Западное Сафари-Аргунгу 1973 года. Словом, двигатель, трансмиссия и ходовая часть «Москвичей» даже на фоне зарубежных одноклассников не выглядели архаично и беспомощно, чего нельзя было сказать о кузове этих автомобилей.

ИЖ 19 Старт

О том, как создавался ИЖ-19, вспоминает ведущий дизайнер этого проекта Александр Павлович Зорин:
«Автомобиль разрабатывался в соответствии с техническим заданием и отраслевым типажом. Техническое задание предписывало проектирование и изготовление опытных образцов легкового автомобиля классической компоновки с кузовом «хэтчбек» и коммерческого автомобиля классической компоновки с однообъемным цельнометаллическим кузовом. Работы по легковому автомобилю были исполнены в полном объеме, согласно ТЗ, а по коммерческому автомобилю ограничились изготовлением ходового макета — агрегатоносителя».

Здесь необходимо сделать небольшое отступление.

ИЖ-19 сегодня известен многим из тех, кто интересуется историей отечественного автомобилестроения. Этот яркий, эффектный автомобиль экспонируется в заводском музее ИжАвто, на его примере автомобильные журналисты обличают неповоротливость отрасли в середине 70-х годов прошлого века. А вот о том, что одновременно с ИЖ-19 создавался бескапотный коммерческий фургон, знают очень немногие, что немудрено — полноценный прототип так и не был построен, агрегатоноситель до наших дней не дожил. Но ведь это была не менее дерзкая затея!

В 1972 году, всего за два года до начала работ над ИЖ-19 и его грузовым собратом, ИжАвто освоил производство фургона ИЖ-2715, знаменитого «каблучка». Этот коммерческий автомобиль с его грузовым отсеком повышенной вместимости и сам по себе на фоне московских аналогов — фургонов «Москвич-426/427» — имел колоссальный запас «инновационной прочности». Но ижевские конструкторы начинают
строить на «москвичовской» платформе бескапотный фургон — еще более эффективный сточки зрения использования габаритов машины. Завидное трудолюбие!

После реставрации

Единственный опытный образец ИЖ-19 был построен в 1975 году. Нелишним будет уточнить некоторые детали. Этот автомобиль был покрашен ярко-оранжевой краской, а бамперы, вентиляционные решетки и декоративные накладки на кузове, зеркала заднего вида и «очки» фар сделаны черными. Матовый металлический блеск имели лишь подвижные элементы дверных ручек и крышка горловины бензобака, демонстративно (по-спортивному) выведенная наружу, на горизонтальную часть заднего правого крыла.

Сегодня в музее ИжАвто экспонируется ярко-желтый ИЖ-19, и это дает пищу для предположений — дескать, изготовлено было минимум два опытных образца.

В действительности, прежде чем оказаться в музее, многие опытные образцы вплоть до конца 90-х годов прошлого века пылились в заводском бомбоубежище, используемом как чулан для хранения невостребованных прототипов. Разумеется, без должного ухода машины постепенно ветшали, приходили в негодность. Когда, наконец, музей был создан, оказалось, что некоторые уникальные машины нуждаются в серьезной реставрации. Именно тогда оранжевый ИЖ-14 был перекрашен в белый цвет, а оранжевый ИЖ-19 — в желтый.

ИЖ 19 Старт

К сожалению, некоторые оригинальные элементы «фурнитуры» и декора экспонатов пришлось заменить на «подходящие по смыслу» или изготовить заново.

И вновь слово Зорину

«В этой работе были задействованы все КБ и КЭБ (испытатели) ЦКБ-36 и специалисты опытного производства. Все мы были молоды и решительны. Любые задачи нам казались по плечу. Средний возраст работников отдела был менее 30 лет. Специалисты съезжались со всей нашей необъятной страны с огромным желанием построить завод и выпускать на нем «лучшие в мире» автомобили. Работали увлеченно, с энтузиазмом,не жалея ни сил, ни времени.

Над компоновкой работали П. В. Федоров, И. П. Гончар, В. И.Руденко. Конструкцию кузова разрабатывали ведущие конструкторы А. Г. Солдаткин, Р. Г. Глушко, В. Н. Мышкин, А. В. Минеев, Э. П. Ложкин. Дизайн экстерьера разработан мной, интерьера — Б. М.Аверьяновым.

Основные трудности возникли как всегда в поиске компромисса между желаниями разработчиков и возможностями производства. Не удалось решить вопрос с блок-фарами и с проемом пятой двери. Дизайн-проект предполагал, что нижняя кромка двери задка будет располагаться на уровне заднего бампера, но против этого решения выступили «близорукие» кузовщики, опасаясь за жесткость кузова.

Из удач необходимо отметить в первую очередь следующее: ижевским дизайнерам удалось создать яркий, самобытный, динамичный образ автомобиля, не утративший своей актуальности и сегодня, по прошествии 39 лет со дня появления опытного образца».

Александр Павлович, создавший облик ИЖ-19, скромно умолчал еще о нескольких несомненных находках. Это наружные зеркала аэродинамической формы и безжелобная крыша, вертикальные задние фонари большой площади, отсутствие облицовки радиатора как акцентированного элемента оформления передка. Нельзя не упомянуть и о люке в крыше. Этот элемент, разумеется, «подсмотрели» у иномарок, но у нас до ИЖ-19 ничего подобного не делалось.

ИЖ 19 Старт

С упомянутыми Зориным блок-фарами (вопрос с которыми «не удалось решить») история такая. Они (точнее интегральные рассеиватели, объединяющие всю переднюю оптику) задумывались сложной конфигурации — соответствующей сложному рельефу капота и передних крыльев. Такие стекла на опытном производстве сделать было просто-напросто некому и не из чего. Поэтому при строительстве опытного образца ИЖ-19 пошли на компромисс: в оригинальные проемы блок-фар установили по две круглые фары в своеобразных зачерненных оправах — чтобы стилистическое несоответствие не бросалось в глаза. Платформа «Москвича-412», расположение и компоновка основных ее узлов и агрегатов изменений не претерпела. Единственное серьезное отличие — более широкая по сравнению с «Москвичом» колея передних колес. Попытка примирить «четыреста двенадцатый» двигатель с клиновидным силуэтом передка привела к появлению «горба» на капоте. Правда, на ИЖ-19, кузов которого был выполнен в спортивной стилистике «гран-туризмо», этот «горб» смотрелся абсолютно естественно и гармонично После проведения заводских ходовых испытаний все отмечали отличную аэродинамику машины, что, например, отражалось на чистоте стекол в плохую погоду. Да и максимальная скорость 150 км/ч, которую развивал автомобиль с «москвичовскими» двигателем и КПП, — неплохая рекомендация аэродинамическим характеристикам кузова.

Выйти из строя

Ижевские конструкторы понимали, что наши легковые автомобили отстают от мировых аналогов не только внешне, но и идеологически. В Европе все большее распространение получали переднеприводные малолитражки, а у нас большая часть легковых машин имела классическую компоновку. Даже с позиции технологических достижений тех лет — переусложненную, металлоемкую и громоздкую. Исключение составлял заднемоторный заднеприводной «Запорожец», скомпонованный по схеме, от которой за рубежом практически отказались.

Справедливости ради стоит отметить, что в компоновочный прорыв бросились не только ижевские конструкторы. На Волжском автозаводе работы над созданием перспективной переднеприводной микролитражки велись с 1966 года, а в 1972-м уже был построен первый ходовой макет — ВАЗ-Э1101 («Чебурашка»).

В том же году тольяттинские конструкторы приступили к испытаниям платформы будущей «Нивы» — ВАЗ-Э2121 («Крокодил»). Но если «Нива» создавалась в рамках официального госзаказа, то над компактным переднеприводником колдовали в факультативном порядке, не ориентируясь на возможное серийное производство. Специалистов ЦКБ-36 создавать принципиально новые модели никто «не просил». ИжАвто подчинялся Министерству оборонной промышленности, руководство которого автомобили интересовали в последнюю очередь. Понимая, что государственного заказа на проектирование новых легковых машин можно ждать до бесконечности, ижевские конструкторы работали в инициативном порядке. Правда, в отличие от вазовцев, всерьез рассчитывали на промышленную реализацию своих дерзких проектов.

ИЖ 19 Старт

К 1972 году были построены опытные образцы двух уникальных для нашей страны моделей: легкого комфортабельного внедорожника ИЖ-14 с инновационной КПП, позволявшей одним рычагом делать автомобиль передне-, задне- или полноприводным, и динамичного переднеприводного хэтчбека ИЖ-13 «Старт». Эти прототипы заслуживали бы похвалы, даже если бы их достоинства исчерпывались прогрессивной конструкцией. Но ижевцы подошли к делу с присущим молодости максимализмом и «упаковали» инновационную начинку в авангардные кузова. Особенно дерзко на фоне консервативных отечественных легковушек смотрелся ИЖ-13.

Каждый из проектов «провисел» в ожидании вердикта со стороны руководства министерств оборонной и автомобильной промышленности по паре лет. Все это время конструкторы продолжали надеяться на положительное решение. В отношении ИЖ-13 «Старт» конец надеждам положило письмо заместителя председателя Совмина В.Н. Новикова от 17 июля 1974 года. Суть письма сводилась к следующему: вы своей инициативой разрушаете отлаженный механизм планового хозяйства, а ради чего идти на такие жертвы — совершенно непонятно, поэтому продолжайте по проверенной схеме сотрудничать со своим «старшим братом» АЗЛК… Словом, всяк сверчок знай свой шесток. Возразить на это было нечего — ни создателям ИЖ-13, ни министру оборонной промышленности Звереву. На этом проект ИЖ-13 «Старт» был окончательно и бесповоротно свернут. Судьбу ИЖ-14 решили конкурсные испытания, проходившие в марте-апреле 1974 года на бездорожье Дмитровского автополигона. Наряду с ижевским джипом в них приняли участие предсерийные «Нивы», УАЗ-469Б, Range Rover и Land Rover 88, а также ЛуАЗ-969. Сам факт, что к этим своеобразным состязаниям был допущен ИЖ-14, был своего рода «милостью» со стороны Минавтопрома.

В итоге приняли решение осваивать серийное производство «Нивы». Главным аргументом в ее пользу оказалась готовность Волжского автозавода полностью производить автомобиль своими силами, в то время как производство ИЖ-14 на ИжАвто не только потребовало бы создания новых производственных мощностей, но и увеличило бы нагрузку на многочисленных смежников. Решающими оказались народнохозяйственные макроэкономические интересы.

Однако унынию никто не предавался. Новые типы трансмиссий признаны неактуальными? Смежники не готовы осваивать производство новых узлов и деталей? Хорошо, с этим ничего поделать нельзя.

ИЖ 19 Старт

Но ведь можно платформу «Москвича-412», намертво интегрированного в структуру предприятий автопрома, одеть в новый современный кузов! Уж кузов-то ИжАвто сможет производить самостоятельно?
В 1974 году, еще до того, как на ИЖ-13 и ИЖ-14 государством был поставлен крест, ижевские конструкторы и дизайнеры взялись за новый проект, полностью сосредоточившись на экстерьере и интерьере прототипа. Проекту присвоили индекс ИЖ-19.

Без злого умысла

Бытует мнение, что на конвейер ИЖ-19 не попал из-за чересчур авангардной, «буржуазной» внешности. Это не так. Если бы ижевские дизайнеры разработали для «четыреста двенадцатой» платформы скромный и академичный кузов, прототип постигла бы та же участь. Минавтопрому «Ижмаш» не подчинялся, Министерству оборонной промышленности было не до освоения легковых машин, а всемогущий, но неповоротливый Госплан на инициативы снизу не реагировал (вспомним печальную судьбу потрясающего автобуса ЗИЛ-118 «Юность»). Всякая новая модель, созданная вне госзаказа и без согласования с министерствами, шансов занять место на сборочном конвейере практически не имела — независимо от степени ее авангардности. В итоге ИЖ-19 постигла та же участь, что годом ранее ИЖ-13 и ИЖ-14. От перспективной машины попросту отмахнулись, как от надоедливой мухи: «Есть у вас уже освоенные модели? Вот и наращивайте объемы их производства». Александр Зорин сложившуюся ситуацию описывает так:

«ИжАвто — это сборочно-кузовной завод. Все основные узлы и агрегаты, кроме кузова, мы получали от сторонних предприятий-поставщиков по кооперации, основные поставщики имели иную ведомственную подчиненность. Основной задачей для всех предприятий-поставщиков был выход на проектные мощности и рентабельный уровень производства. Поэтому переоснащение предприятий-смежников под выпуск узлов, агрегатов и комплектующих для переднего и полного привода был экономически нереален в то время.

ИЖ 19 Старт

Сказывалось и наличие в нашей производственной программе грузовых и грузопассажирских модификаций. Решиться в 1975 году изменить классический привод этих автомобилей на иной не рискнул бы ни один стратег-фантаст.

Почему все три проекта не были реализованы серийно? Причина в гигантском несоответствии спроса и предложения. Задача №1 для автопроизводителей 70-х годов была такова: существенное увеличение количества освоенных производством автомобилей и насыщение потребительского рынка, а решить эту задачу должны были в первую очередь АвтоВАЗ и ИжАвто. Исходя из этих соображений, я думаю, не следует искать в действиях руководства «злой умысел»».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock
detector